• +86-04706247300

Архив за месяцНоябрь 2020

Число участников студенческих обменов РФ и КНР в 2019 году достигло 100 тыс.

21 ноября 2020 г. в г. Чжэнчжоу состоялся Ежегодный международный форум по высшему образованию, собравший 1500 участников из 27 стран. В форуме принял участие заместитель министра образования КНР Чжан Дэнхуа, в видеоформате прозвучал доклад первого проректора Университета МГУ-ППИ в Шэньчжэне С.М.Шахрая.

На форуме с докладом о современном состоянии Российско-китайских образовательных обменов и совместных обменов выступил представитель Минобрнауки России в КНР, первый секретарь Посольства России в КНР И.А.Поздняков. «В прошлом году в России обучалось порядка 48 тыс. китайских студентов, а в университетах КНР обучалось около 20 тыс. российских студентов. Кроме того, порядка 30 тыс. студентов из обеих стран приняли участие в краткосрочных образовательных программах, конференциях, летних и зимних школах и других инициативах», — указал Поздняков.

«В прошлом году мы достигли цели, поставленной правительствами двух стран. Общее число студентов, вовлеченных в двусторонние образовательные обмены, составило около 100 тыс. человек», — добавил представитель Минобрнауки России в КНР.

В Китае российскими вузами создано 86 образовательных программ, 9 совместных институтов и университет. Российское высшее образование занимает уже около 8 процентов внутреннего китайского рынка международных образовательных услуг, что, по оценкам китайских партнёров, является отличным показателем динамики двустороннего сотрудничества в сфере образования.

Статья ТАСС по теме: https://tass.ru/obschestvo/10062903

В Пекине прошел Первый форум молодых ученых-тангутоведов

6-9 ноября 2020 г. в Китайском народном университете в Пекине прошел Первый форум молодых ученых-тангутоведов. В числе заслуженных специалистов и почётных гостей форума с докладом выступил известный российский китаевед, исследователь тангутской письменности и буддизма, доктор философских наук, профессор Китайского народного университета Кирилл Юрьевич Солонин.

Советская и российская школа тангутоведения — изучения письменности и культуры государства Западное Ся, пользуется заслуженным признанием в профессиональном сообществе синологов и буддологов во всем мире.

Уведомление о временном приостановлении въезда из России лиц, имеющих действительные китайские визы и виды на жительство

В связи с эпидемической ситуацией, объявляем о временном приостановлении въезда в Китай лиц, имеющих действующие китайские визы и ВНЖ, предполагающие работу, решение личных вопросов и воссоединение семьи. Посольство (Консульства) Китая в РФ не будут выдавать «заявления о состоянии здоровья» вышеупомянутым лицам.

Данные меры не коснутся лиц, имеющих дипломатические, служебные визы, визы вежливости и визы категории С. Иностранцы, которым необходимо срочно поехать в Китай, могут подавать заявления на получения виз в Посольство (Консульства) КНР в РФ. Въезд в Китай по визам, выданным после 3 ноября 2020 г., разрешен.

Это временные меры, которые китайская сторона вынуждена предпринять для реагирования на нынешнюю эпидемическую ситуацию. В соответствии с эпидемической ситуацией, китайская сторона будет своевременно корректировать меры и опубликует дополнительные уведомления.

Маньчжурия

Маньчжоули, или по-русски Маньчжурия, был заложен русскими инженерами в 1901 году как первая на китайской территории станция только что открывшейся Маньчжурской железной дороги. Первые десятилетия своей истории Маньчжоули оставался просто одной из многих станций на великом стратегическом пути. Дебютом в мировой истории стали события 1929 года, когда местные китайские генералы попытались присвоить унаследованную Советским Союзом КВЖД. Дело дошло до военных действий, победителем в которых стали части Особой Краснознаменной Дальневосточной армии. В память тех событий сопредельная станция на нашей территории была названа Отпор. Нынешнее название Забайкальск она получила в первые годы советско-китайского военно-политического союза, одним из доказательств которого стала передача в 1952 году КВЖД КНР. Из СССР в Китай пошел колоссальный объем грузов: «под ключ» строились десятки заводов, создавались целые новые отрасли. По железной дороге направлялись и литерные военные составы, ведь с 1950 по 1953 год шла кровопролитная Корейская война, в которой на стороне Северной Кореи воевали свыше миллиона китайских «народных добровольцев», а Советский Союз обеспечивал их всем необходимым. Вот тогда-то станция Маньчжоули приобрела стратегическое значение. Там происходила перегрузка советских товаров в китайские вагоны: купившие в 1935 году КВЖД  власти марионеточного прояпонского «государства Маньчжоу-го» перешили всю дорогу с русской колеи на японскую – 1435 миллиметров.

В безводной степи возникли двухэтажные здания железнодорожного ведомства, пограничников, таможенников, небольшой гостиницы. Вместе с несколькими солидными бревенчатыми постройками в русском стиле они стали ядром поселения на 10–20 тыс. человек, большинство из них ютилось в бараках и хибарках. Сохранившиеся русские бревенчатые избы отреставрированы и получили статус «охраняемого культурного наследия». В центре небольшого городского парка – памятник и ухоженные братские могилы наших воинов. Именно в здешних краях в августе 1945-го начиналось наступление Советской Армии на северные китайские земли, которые входили в прояпонское марионеточное «государство Маньчжоу-го». Благодарная память об избавителях от японского гнета жива и поныне – недавно рядом с мемориальным комплексом на средства местных жителей установлена скульптурная группа советских воинов-освободителей. По соседству с главным пропускным пунктом на границе водружен также памятник «Красному секретному маршруту». В 1920–30-е годы по этому мапшруту через контролируемую гоминьдановцами и японцами территорию под видом кочегаров, путевых рабочих или мелких торговцев в Советский Союз перебирались посланцы коммунистического руководства, связные Коминтерна, курсанты военных училищ, студенты Коммунистического университета трудящихся Востока и других учебных заведений.

Попав в сегодняшний Манчжоули с его двумя 43-этажными башнями-близнецами и десятком небоскребов пониже, непросто представить себе старый город. Хибарки минувшего времени можно найти, если постараться как следует. Но стоит поторопиться – их безлюдные остовы быстро сносят строители. Город расширяется, возводится один микрорайон за другим. Население растет и уже превысило отметку 300 тыс. человек. Доходы людей и спрос на жилье увеличиваются. Его строят предприниматели, а городские власти занимаются крупными общественными зданиями, на щедрые субсидии Центра на границе построены здания железнодорожного и автомобильного переходов, стратегическое шоссе и другие дороги, административные постройки, новая пассажирская станция, аэровокзал.

Фантазия на русские темы

Именно с аэровокзала начинаются архитектурные сюрпризы Маньчжоули. Достойное международного аэропорта просторное здание особенно поражает своими интерьерами – чего стоят одни плафоны на потолке белоснежного главного зала, расписанные микеланджеловскими ангелами. Через несколько километров дороги по выжженной степи неожиданно появляется… главное здание Московского университета. Уменьшенное в три-четыре раза и лишенное шпиля, оно тем не менее узнается сразу и производит сильное впечатление. Открывшийся в 2007 году местный «МГУ» (на самом деле это Маньчжурский филиал Университета Внутренней Монголии в городе Хух-Хото) уже выпустил несколько партий специалистов в разных областях знаний, особенно востребованы выпускники-русисты. Фантазии на русские мотивы продолжаются и дальше. Уменьшенные копии «Рабочего и колхозницы», «Медного всадника», памятников Гагарину на Ленинском проспекте Москвы, воину-освободителю из берлинского Трептов-парка, монумента «Родина-мать» в Волгограде и пары десятков других классических произведений советских скульпторов расставлены в степи среди чахлой травы и засохших березок, которые, наверное, должны были стать тенистым парком.

Чуть дальше начинается другой фантастический комплекс под названием «Парк матрешки». В центре высится главная Матрена, вымахавшая метров на 20–25. На ее боках нарисованы сразу три красавицы. Китайская обращена в глубь Срединного государства. Русская вглядывается в начинающуюся за ближайшим холмом Россию. Монгольская вперилась в бескрайние монгольские степи. Вокруг матрешки-гиганта стоят ее младшие сестры росточком до десяти метров, а дальше совсем «крошки», в рост человека. Некоторые раскрашены портретами иностранных писателей, от Марка Твена до Николая Островского, но большинство расписано голубоглазыми красавицами в цветастых платочках. Неподалеку стоит здание, похожее на типичную русскую церковь о пяти главах. К счастью, луковки не увенчаны крестами, ибо внутри «Музея русской живописи» сосредоточены довольно аляповатые копии самых известных картин русских и европейских художников, воспевавших красоту женского тела… Весь этот архитектурный комплекс, возможно, когда-то разовьется в этакий Русский Диснейленд. Поток туристов из внутренних провинций Китая нарастает с каждым годом, и среди основных достопримечательностей наряду с путешествием по диковинной для южан степи уже сейчас значится Парк матрешки и прочие «русские» объекты.

Русская специфика Маньчжоули подчеркивается не только русскими миловидными «девушками для фотографирования», которые расхаживают среди матрешек в живописных сарафанах, и скудно одетыми красотками, которые отплясывают в ночных клубах. По начертанным еще в 1901 году пяти главным улицам энергично передвигаются гости из соседних российских регионов – Забайкальского края, Иркутской области, Бурятии. Им не до местных достопримечательностей, в руках объемные сумки с покупками. Они передвигаются из одного магазина в другой, не преодолевая никаких языковых барьеров. Во-первых, почти каждое китайское название дублируется русским. Во-вторых, многие китайские торговцы знают необходимые русские слова. Ключевые навыки китайской речи, особенно числительные, хорошо известны и гостям, многие из них посещают Маньчжоули регулярно. «Торговый туризм» из России стал одним из источников благосостояния жителей Маньчжоули, которые даже поставили памятник нашим «челнокам» на одной из торговых улиц.

Русских в Маньчжоули много. Несмотря на языковой барьер, они торгуются, ругаются, фотографируются на память в лавках, магазинах и супермаркетах. В многочисленных ресторанах и ночных клубах наши соотечественники едят китайские, русские и монгольские блюда, аплодируют китайским жонглерам и русским стриптизершам и поют под караоке народные песни. «Здесь одни и те же китайские вещи в два-три раза дешевле, чем в Чите, – рассказывала полная блондинка, приехавшая приодеть сына к новому учебному году. – На сэкономленные деньги можно еще и погулять – пожить в комфортабельной гостинице, посетить бары и ночные клубы. В Маньчжоули удобно и безопасно, я хочу здесь поселиться, выйдя на пенсию». Китаец, хозяин лавки фотопринадлежностей, тоже доволен. «Русские любят фотографировать и покупают самую современную технику, – рассказывает он. – Многие, особенно мужчины, поначалу выглядят страшновато, они очень большие и громко говорят. Но когда привыкнешь и научишься объясняться с ними, то проявляются хорошие качества: честность, щедрость, добродушие. Я мечтаю открыть магазин в Забайкальске. Еще лучше – в Чите или Иркутске».

Приграничье догоняет приморье

Обилие россиян, машин и автобусов с российскими номерами на улицах Маньчжоули объясняется просто. Для пересечения границы на этом погранпереходе не требуется индивидуальных виз, таможенные формальности сведены к минимуму, а покупки можно делать за рубли. Все это и многое другое стало возможно после того, как в 1992 году китайское руководство провозгласило стратегию «открытости приграничных районов». Она была призвана сократить разрыв в уровнях экономического и социального развития приграничья с приморскими районами, получившими приоритетные права с самого начала проведения политики «реформ и открытости» в 1978 году. В соответствии с новой стратегией Маньчжоули стал одним из 14 «открытых городов», или, как их называют в Китае, «сухопутных портов».

«Все началось в 92-м, когда Маньчжоули стал самым первым «сухопутным портом» на границе, – рассказывал вице-мэр Лян Баоюань. – Тогда жителей было меньше 30 тысяч, современных зданий не было вообще. Но потом с каждым новым пятилетним планом нам выделяли все больше средств на развитие. Сейчас бюджет города составляет 1600 млн юаней, из них государство дает 600 млн, а миллиард зарабатываем сами. Каким образом? Получаем отчисления от внешней торговли и туризма, от местной промышленности, от продажи земли. Государство позволяет нам оставлять на развитие 25% поступлений от перегрузки товаров на железной дороге. Это хорошие деньги, ведь через нас проходит 70% всей торговли с Россией, это около 30 млн тонн леса, сыпучих грузов, нефти в год. Нам очень повезло с соседями. Я имею в виду и всю Россию, и сопредельный город Забайкальск».

Решение 1992 года об «открытости приграничных районов» стало первым, но далеко не единственным, способствовавшим «мирному возвышению» Маньчжоули. Дополнительные права и бюджетные вливания местные власти получили после решений Политбюро ЦК КПК и Госсовета КНР о «масштабном освоении западной части страны» от 1999 года и о «модернизации старой промышленной базы Северо-Востока» от 2007 года. В 2011 году Маньчжоули получил от правительства еще и статус «экспериментальной зоны приоритетного развития и открытости», а это означает дополнительные льготы и субсидии. И без того крупнейший «сухопутный порт» на границе с Россией должен превратиться в международную торговую базу, ориентированную на всю Северо-Восточную Азию, в базу перерабатывающей промышленности, освоения энергоресурсов, трансграничного туризма, в  международный логистический центр и платформу-инкубатор инновационного сотрудничества.

Богатые соседи – мирная граница

«Богатые соседи – мирная граница». Эту установку Пекина стараются претворить в жизнь партийные и городские власти Маньчжоули. В условиях начатого США «сдерживания Китая» спокойствие на тысячах километрах рубежей с Россией и Монголией имеет поистине стратегическое значение. Не менее важны поступающее из сопредельных государств сырье и возможность беспрепятственной доставки через них ресурсов из дальних стран. Растущая роль Маньчжоули в геостратегических раскладах Пекина проявляется в международной деятельности, возложенной на местные власти. Вот уже восемь лет подряд в этом городе одновременно проводятся Китайско-российско-монгольская выставка научно-технического сотрудничества и Китайско-российско-монгольский форум регионального торгово-экономического сотрудничества.

Выставка размещается в характерном для Маньчжоули помпезном здании, напоминающем какой-то из павильонов ВДНХ. Парад главных участников – мэров приграничных городов и крупных предпринимателей – начинается с настоящего представления с барабанами в исполнении солдат местной пограничной заставы. Само собой, перерезается красная ленточка, произносятся речи на трех языках. У стендов всегда многолюдно: производятся мелкие покупки «на пробу», подписываются миллионные контракты.

Несколько сотен участников собирает трехсторонний торгово-экономический форум. На него съезжаются руководители сопредельных российских и монгольских регионов, городов и поселков, соседних китайских провинций и, конечно, важные чиновники Маньчжоули. Приглашаются также ученые из Москвы, Хабаровска, Читы, Улан-Батора, Пекина, Харбина, Шанхая и даже Гонконга. Лейтмотивом выступлений последних лет стала мысль о важности стратегии «Разворота на Восток», которая разработана вернувшимся в Кремль президентом Путиным. Правда, звучит и сдержанная критика принятой в 2009 году российско-китайской «Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России с провинциями Северо-Востока Китая до 2018 года». С большим энтузиазмом обсуждаются перспективы освоения нашего сибирского рынка после вступления России в ВТО.

Не западом единым 

    Существует еще одна серьезная причина процветания «чудо-города» – геополитическая. Она заключается в стремлении китайского руководства диверсифицировать внешнеэкономические связи.  Провозгласив в 1978 году курс «реформ и открытости», Дэн Сяопин создал на восточном побережье Китая условия для возникновения «чудо-городов», нацеленных на сотрудничество с Западом. Массированное государственное финансирование и специальные «тепличные» условия позволили Шэньчжэню, Чжухаю, Сямэню, стать «стыковочными узлами» с экономиками сначала Гонконга, Макао, Тайваня и стран Юго-Восточной Азии, а затем и развитых стран Запада. Эти витрины нового Китая помогли резко улучшить восприятие страны в мировом общественном мнении.

Северное направление для политики открытости тогда было закрыто. В 1989 году Горбачев съездил в Пекин, отношения между двумя правящими коммунистическими партиями нормализовались, и открылись перспективы развития межгосударственных, торговых, культурных и прочих связей. Но вскоре последовал распад Советского Союза, и в России наступило «смутное время». Пора для  реализации «северной стратегии» Пекина пришла только на рубеже ХХ и ХХI веков. Двумя монументальными достижениями этой стратегии являются заключение Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем и создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Оба эти события произошли в 2001 году.

Зафиксированные в Договоре 2001 года отношения стратегического партнерства весьма ценны для Пекина сегодня, но станут еще более важными, жизненно важными в обозримом будущем. Не случайно одним из самых крупных мероприятий внешнеполитической жизни Китая при Си Цзиньпине, ставшим новым председателем КНР в 2013 году, стало совещание по всестороннему развитию связей с сопредельными странами.